Третий класс бунин краткое содержание


Третий класс бунин краткое содержание Скачать

Принадлежал иной завод Какой-нибудь компании: На Каме трудится народ, А весь доход — в Германии. Все кричат ему: — Смотри, У тебя затылок синий, На бровях белеет иней, Как на дереве в лесу, И сосулька на носу. Сказали школьники: — Ну что ж, Возьмем в работу старый нож. Вот самоходный пароход И поезд с машинистом. Смоляну от 19 ноября 1946 года Маршак, в частности, замечает: «Как Вы знаете, «Детки в клетке» были одной из моих первых детских книжек. Много знал я лодырей Вроде вас, А с такими встретился В первый раз.

Может быть, на некоторые вопросы Вы захотите ответить сами — в дополнение к тому, что расскажут ребята. А мы в колясках и верхом Несемся друг за дружкой. В Краснодаре (ранее Екатеринодаре), где служил на заводе мой отец и куда летом 1917 года переселилась вся наша семья, я работал в местной газете, а после восстановления Советской власти заведовал секцией детских домов и колоний областного отдела народного образования. Многим обязан я одному из моих гимназических учителей, Владимиру Ивановичу Теплых, который стремился привить ученикам любовь к строгому и простому, лишенному вычурности и банальности языку. На верблюде, на верблюде, Как в пустыне, ездят люди, Проезжают мимо рва, За которым видят льва, Проезжают мимо клетки, Где орлы сидят на ветке. Среди поэтов, которых я и до того знал и любил, особое место занял в эти годы Александр Блок. А это — наш Попка-дурак. Как пошел он на луга Сено сметывать в стога, Встрепанное сено, Сено по колено — С васильками, С кашкою, С желтою ромашкою. Мое внимание раньше всего привлекли английские и шотландские народные баллады, поэт второй половины XVIII и первой четверти XIX века Вильям Блейк, прославленный и зачисленный в классики много лет спустя после смерти, и его современник, умерший еще в XVIII веке, — народный поэт Шотландии Роберт Бернс. ЦИРК (Первая редакция) Впервые В России Проездом в Нью-Йорк Цирк Цанибони: Ученые кони, Карлики-пони. ЛЬВИЦА Какое туманное лето В неласковой этой стране. Там на утренней пороше Отпечатались калоши, — Это бродят внук и дед. Осенью 1902 года я вернулся в Острогожск, а вскоре пришло письмо от Стасова, что он добился моего перевода в петербургскую 3-ю гимназию — одну из немногих, где после реформы министра Ванновского сохранилось в полном объеме преподавание древних языков. Он опять поспал немножко И опять взглянул в окошко, Увидал большой вокзал, Потянулся и сказал: — Что за станция такая — Дибуны или Ямская. Одного мне не хватало: музыкальной темы, той счастливо найденной формы, которая дает возможность весело, с удовольствием развивать сюжет, а не излагать задуманное. Одно из первых моих стихотворений, помещенных в «Сатириконе» («Жалоба»), было эпиграммой на переводчиков того времени, когда у нас печаталось много переводов из французской, бельгийской, скандинавской, мексиканской, перуанской и всяческой другой поэзии. АРТЕК Флаги, белые палатки, Звуки трубные с утра, И линейка на площадке, И пахучий дым костра, — Вот он, летний отдых детский, На горах, у чистых рек. У него Сегодня много Писем В сумке на боку — Из Ташкента, Таганрога, Из Тамбова И Баку. Приоткрыла дверцу Лена — Соскочил огонь с полена, Перед печкой выжег пол, Влез по скатерти на стол, Побежал по стульям с треском, Вверх пополз по занавескам, Стены дымом заволок, Лижет пол и потолок. Тяга ко всему заграничному была тогда так велика, что многие стихотворцы щеголяли в своих стихах иностранными именами и словечками, а некий литератор даже избрал для себя звучный, похожий на королевское имя псевдоним — «Оскар Норвежский». Сторожа заплакали: — Разнесчастные вы книжки, Истрепали вас мальчишки.

  1. Он расположился в его спальне и просил оставить его наедине с отцом. Домашние повиновались, и тогда все обратились к Грише и повели в людскую, где и угостили его по-деревенскому, со всевозможным радушием, измучив его вопросами и приветствиями. Владимир поражен был его состоянием. Старика отнесли в спальню. Он замолчал и впал в усыпление. Он силился с ним разговаривать, но мысли мешались в его голове, и слова не имели никакой связи.

  2. Еще при их жизни Николай Петрович влюбился в дочку бывшего хозяина квартиры и, когда прошел срок траура по родителям, женился на ней.  Жили они хорошо и тихо, любили друг друга, почти не расставались, но через десять лет жена Николая Петровича умерла. Молодожены уехали в родовое имение, где у них родился сын Аркадий.

Comments are closed.