Гончаров обломов краткое содержание смотреть


Гончаров обломов краткое содержание смотреть Скачать

Как и Онегин и Печорин, Обломов не нашел применения своим силам и оказался невостребованным. К радости Агафьи Пшеницыной, «Обломов, видя участие хозяйки в его делах, предложил однажды ей, в виде шутки, взять все заботы о его продовольствии на себя и избавить его от всяких хлопот». Весело наблюдать, как Захар препирается с хозяином из-за каждой мелочи, а тот постоянно упрекает слугу в неряшливости и лени. На нём был халат из персидской материи, настоящий восточный халат, без малейшего намёка на Европу, без кистей, без бархата, без талии, весьма поместительный, так что и Обломов мог дважды завернуться в него». С малых лет он привыкал быть барином благодаря тому, что у него и подать и сделать было кому, отчего в последующей жизни он стал бездельником. Тело его, «судя по матовому, чересчур белому цвету шеи, ма­леньких пухлых рук, мягких плеч, казалось слишком изнеженным для мужчины»; «движения его, когда он был даже встревожен, сдерживались также мягкостью и не лишенною своего рода грации ленью».

Путешествие писателя на фрегате «Паллада» и создание путевых очерков, которые вышли в свет в 1858 году, также замедлили работу над «Обломовым». Предмет описан подробно: «Как шёл домашний костюм Обломова к покойным чертам лица его и к изнеженному телу. Алексеев и Тарантьев бывают у Обломова постоянно — ходят к нему «пить, есть, курить хорошие сигары». Он хочет уехать в город и вернуться к прежнему образу жизни. Мимо этого дивана автор проводит людей, ничем не лучше Обломова, показывая ничтожность светской суеты. Блещущий здоровьем Волков в восторге от светской жизни, он рассказывает о новом фраке, о своей влюблённости, хвастается новыми перчатками. Стук ножей на кухне раздавался чаще и сильнее; баба совершала несколько раз путешествие из амбара в кухню с двойным количеством муки и яиц; на птичьем дворе было более стонов и кровопро­литий. Обломов мог бы быть светским щеголем, как Волков (а ведь он нравился женщинам, даже очень красивым женщинам, но он отдалил их от себя), мог бы служить и дослужиться до высоких чинов, как Судьбинский, мог бы стать литератором, как Пенкин (Штольц, принося ему книги для чтения, пристрастил Обломова к поэзии. В Ольге нет «ни жеманства, ни кокетства, никакой лжи, никакой мишуры если б её обратить в статую, она была бы статуя грации и гармонии». Сочинитель Пенкин интересуется, не читал ли Обломов его статью «о торговле, об эмансипации женщин, о прекрасных апрельских днях и о вновь изобретённом составе против пожаров». Гончаров использует несколько «сквозных» художественных деталей, которые служат средством дополнительной характеристики героя, раскрывая состояние его внутреннего мира. Ав­тор не использует украшающих эпитетов, метафор, лексика лишена архаизмов и диалектизмов, напро­тив, она обогащена научно-публицистическими сло­вами 40-50-х годов. Обломовское начало живет и в Захаре, и в гостях героя, и в быте вдовы Пшеницыной. Учился он – и не знал, к чему может послужить ему наука; не узнавши этого, он решил сложить книги в угол и равнодушно смотреть, как их покрывает пыль. Она через Захара назначает Илье свидание в парке и при встрече даёт понять Обломову о серьёзности своих чувств. Умер он тихо и незаметно, как и жил. Лежание у него «не было ни необходимостью, как у больного или как у человека, который хочет спать, ни случайностью, как у того, кто устал, ни наслаждением, как у лентяя: это было его нормальным состоянием». Потом мать отпускает Илюшу гулять со строгим наказом няньке не оставлять ребёнка одного и не пускать его в овраг — самое опасное место в околотке. Юность 52. Тарантьев ругает Обломова за то, что тот всё время лежит, заставляет ехать в имение, чтобы навести там порядок, а вопрос с поиском другой квартиры предлагает решить просто – переехать жить к его куме. Цецтлин считает, что в рома­не одна сюжетная линия и все события подчинены одной цели — показать постепенное превращение в « мертвую душу»; те главы, в которых изображены от­ношения Ольги и Штольца, призваны оттенить судь­бу Обломова.

Сам Обломов — старик тоже не без занятий. Илья...